Экономическое обозрение

Без Судана и без следствия - ещё один африканский транзитный нефтяной маршрут

Без Судана и без следствия - ещё один африканский транзитный нефтяной маршрут
Южный Судан, независимый с 2011 года от «большого» Судана, просит Россию помочь в создании нефтепровода к Красному морю. Чтобы не зависеть от транзита через Судан, с которым отношения у южных суданцев, скажем так, - ни войны, ни мира.


Из досье finobzor.ru
Запасы нефти в Южном Судане, по оценкам ОПЕК, немногим уступают весомым запасам в Катаре, Омане или Брунее. Ещё в начале 2010-х гг., когда в Судане ещё ничего не определилось, представителями суданских сепаратистов велись активные переговоры с Китаем о создании такого нефтепровода.


Направлением короткого нефтяного транзита мог стать порт Джибути в одноимённой крохотной стране или же кенийский порт Момбаса. Однако китайцы уже тогда экономически и политически активно присутствовали в большом Судане, причём ещё с середины 1970-х гг.

Так что портить отношения с Хартумом было явно не в интересах Пекина. Но в ходе недавней Российской энергетической недели первый замминистра нефтяной промышленности Южного Судана Маиен Вол Джонг Маиен, очень своевременно заявил, что

«у нас нет доступа к морю. Это касается, прежде всего, добычи и экспорта сырой нефти. Её экспорт осуществляется через Судан, но сама эта страна сейчас находится в состоянии внутренней войны».

Поэтому «поддержка со стороны российских компаний нам необходима, чтобы помочь построить альтернативный трубопровод до порта Джибути», то есть через Эфиопию. Кроме того, Южному Судану нужен «более мощный нефтеперерабатывающий завод».

Отметим, что нефть из Южного Судана в настоящее время поступает на экспорт почти исключительно по нефтепроводу через Порт-Судан на Красном море. Более 65% разведанных нефтезапасов в Южном Судане расположено в труднопроходимых джунглях, и до трети этих закромов осваивает мощный международный консорциум Greater Nile Petroleum Operating Company (GNPOC):.

В него входят компания CNPC (КНР) — 40 %, Petronas (Малайзия) — 30 %, ONGC (Индия) — 25%. И только 5%-ная доля с не обозначенными чётко условиями «золотой акции» (с правом «вето») остаётся у южно-суданской государственной нефтегазовой корпорации (Sudapet).

При таком раскладе «внедрение» России в нефтепроводную систему Южного Судана вообще-то представляется весьма проблематичным. Более реальным выглядит создание российско-южносуданской компании по разработке пока не освоенных нефтяных ресурсов в Южном Судане.

Альтернативным вариантом может стать включение российской стороны в упомянутую 5%-ную долю Sudapet. С целесообразным, в этом случае, увеличением доли Sudapet в международном консорциуме. Такие варианты ускорят реализацию проекта нефтепровода в обход Судана.

Напомним, что в своё время, американские и французские нефтяные компании планировали создать сеть трансафриканских нефтепроводов – между портами Кении, Камеруна, Судана и французского (до 1977 г.) Джибути. И появление подобных проектов было обусловлено не только суэцкими кризисами 50-х – 70-х гг. прошлого века.


Сказывалось и стремление Запада ослабить свою нефтяную зависимость от «нефтяных» монархий Аравии. Но всем таким проектам воспротивился режим Джафара Нимейри, правивший в Судане в конце 60-х – середине 80-х, который сначала ориентировался на СССР, а с середины 70-х годов - на Китай.

Показательно, что в этом вопросе Нимейри был активно поддержан Францией, опасавшейся усиления влияния США в «профранцузских» Джибути и Экваториальной Африке. В итоге и сегодня все страны этого региона участвуют в зоне контролируемого Францией центрально-африканского франка.

При этом в Габоне и Чаде по-прежнему размещены ещё и французские военные базы. Соответственно, Вашингтон и Лондон перешли к более активной поддержке южно-суданского сепаратизма. В том числе потому, что там еще в 60-х были разведаны британским компаниями крупные запасы нефти.

Однако раскол Судана в 2010-11 гг. не привёл к ориентации Южного Судана исключительно на Запад: среди доказательств тому – отсутствие западных компаний в упомянутом нефтяном консорциуме GNPOC. Тем не менее, «прозападный» проект системы трансафриканских нефтепроводов остается в силе.

И, в этой связи, отнюдь не факт, что Запад будет потворствовать сотрудничеству Южного Судана с подсанкционной Россией. Так же, как и российскому участию в создании нефтепровода от месторождений в Южном Судане до богом забытого Джибути…

Автор:

Использованы фотографии: neftegaz.ru, iimes.ru

Мы в Мы в Яндекс Дзен