Экономическое обозрение

Когда мнением населения снова не поинтересовались, или Кому выгодно внедрять биометрию на общественном транспорте в РФ

Когда мнением населения снова не поинтересовались, или Кому выгодно внедрять биометрию на общественном транспорте в РФ
Альтернатива традиционным видам оплаты проезда в общественном транспорте уже не за горами. Платить россияне смогут бесконтактно, при помощи персональных биометрических данных, а помогут им в этом умные системы видеофиксации и распознавания лиц. Повсеместное внедрение новшества запланировано в 2024 году.


Озвучил инициативу накануне министр транспорта РФ Виталий Савельев, поделившись аргументами и фактами в пользу мега-проекта на марафоне «Новое знание». В качестве примера министр привел уже работающий автоматизированный комплекс паспортного контроля в терминале «С» аэропорта «Шереметьево». По задумке властей, подобные удобства постепенно начнут внедрять повсеместно, охватывая все виды общественного транспорта.

Имеются и другие примеры. Так, мэрия Москвы в рамках продолжения эксперимента по сбору и обработке данных прибавила работы Центру организации дорожного движения (ЦОДД), заключив контракт почти на 330 миллионов рублей: за эти деньги в мобильном приложении «Московский транспорт» опробуют в реальных условиях функционал биометрического распознавания лиц для оплаты проезда в гортранспорте.

И это снова тот случай, когда мнением самого населения никто не поинтересовался.

Судя по публичной активности спикеров на уровне правительства РФ, государство в действительности намерено проявить заботу о расширении ассортимента пассажирских удобств. Не откладывая при этом в долгий ящик: тема цифровизации является одной из ключевых в списке нацпроектов. В сложившейся отечественной практике это означает возможность освоения бюджетных средств. И судя по приведенному выше примеру с московским ЦОДД, в масштабах страны речь идет о суммах с девятизначными числами. А точных цифр не назовет сегодня, пожалуй, никто: бюджетные ресурсы распределены расходными статьями по великому множеству федеральных и региональных «целевых» программ, а объемы ассигнований внутри частных корпораций и гигантов типа «Сбера» в большинстве своем прикрыты статусом коммерческой тайны.

Включение транспортной отрасли в схему сбора и эксплуатации биометрических данных – логичный и ожидаемый шаг, который был всего лишь вопросом времени. Ибо в России элементы биометрии давно используются в банковских экосистемах и в сфере госуслуг, в медицине и образовании, в ритейле и электронной коммерции. В большинстве случаев здесь не «изобретают велосипед», просто перенимая опыт применения так называемых «Big Data» в общенациональных масштабах других стран. При этом не секрет, что в сравнении с лидерами цифровизации Россия в плане охвата населения диджитал-сервисами пока пребывает на явно догоняющих позициях.

В определенном смысле впереди планеты всей действуют сегодня власти Китая. В этой стране с полуторамиллиардным населением биометрия все плотнее связывается с системой социального рейтинга, при которой законопослушные граждане могут пользоваться всеми доступными благами и услугами. О перспективах же тех, кто находится на противоположной стороне социального спектра, догадаться нетрудно. Очевидна выгода и интерес со стороны государства, конкретных государственных институтов.

О тотальном контроле социума (с использованием уникальных персональных данных – в том числе) мечтали писатели-фантасты и дискутировали футурологи. Незаметно наступила эпоха дивного нового мира, и теперь за внедрение непосредственных идентификаторов личности с привязкой к социальному статусу отвечают разработчики сетевых сервисов и систем искусственного интеллекта.

Как и многие другие технологии, биометрия перекочевала из военно-разведывательной сферы, будучи адаптирована под запросы и нужды гражданских госслужб. Так что список первоначальных выгодоприобретателей сформировался едва ли не автоматически. В числе же самых счастливых бенефициаров (что давно уже не секрет) – коррумпированные чиновники и их «партнеры по бизнесу». Которые не несут ответственности за любые существующие технические недостатки и финансовые издержки.

По мнению апологетов, преимущества использования биометрических данных очевидны – в буквальном смысле слова налицо. Ибо создавались они как бы с целью облегчить гражданам жизнь. Впрочем, практика показывает, что сами граждане с такими раскладами согласны не везде и не всегда. Властям (особенно на этапе «притирки» и доработки) приходится иметь дело со стихийно возникшим ассортиментом социальных фобий, возникших по вине недостатков нововведения.

К примеру, широко известна боязнь столкнуться с последствиями ошибки, чреватыми потерей всего – вплоть до банковских счетов и документов. Не дремлют и преступники, добавляя весомый вклад в статистику инцидентов, что идет отнюдь не в пользу имиджу властей и структур, контролирующих практически все сферы человеческой деятельности. На самом деле, вопросов в сфере применения биометрических технологий - очень много, и многие из них здесь остаются нерешенными до сих пор.

Для России проблемы, связанные с гарантией защиты и корректной обработки персональных данных, более чем актуальны. На фоне скандалов о многомиллионных утечках баз данных, криминальных сводок о продаже личных сведений в руки спамеров, фишеров, коллекторов и прочих «джентльменов удачи» радужные планы властей могут разойтись с результатом на этапе практического воплощения. Хотя иной – более безопасной и менее рискованной – альтернативы не предлагают сегодня нигде. Таковы мировые тренды. Значит, и в России придется придется пройти по известному пути, сталкиваясь со всей массой проблем и препятствий.

Автор:

Использованы фотографии: Официальный сайт правительства РФ government.ru

Мы в Мы в Яндекс Дзен