Экономическое обозрение

Филиппинское сражение — кто, где и когда

Филиппинское сражение — кто, где и когда

Без предупреждения


Официальные лица заявляют, что на днях корабль береговой охраны Китая и сопровождающее его судно без предупреждения протаранили филиппинские корабль береговой охраны. Вместе с ним, что для такого рода случаев — редкость, пострадало и военное судно снабжения вблизи спорных вод в Южно-Китайском море.


Филиппинский МИД оперативно выразил протест, китайский же МИД периодически заявляет, что практически весь этот бассейн – внутренние воды и даже составная часть КНР. Что вполне продолжает аналогичную политику Китая ещё 70-х – 80-х годов, после Даманского и подобных ему инцидентов на других рубежах.

Потому неудивительно, что этот бассейн со второй половины 2010-х гг. - по крайней мере его сектор, примыкающий к Малайзии, Брунею, Филиппинам, Камбодже и «бывшему» Южному Вьетнаму, - периодически патрулируют ВМС и ВВС США. Тем временем, Филиппины в конце сентября выразили решительный протест действиям Китая.

Протест был вызван тем, что китайцы, без каких-либо предупреждений и уведомлений, установили широкое плавучее заграждение на границе спорных вод в Южно-Китайском море (ЮКМ). Из-за этого «устройства» филиппинские рыбопромысловые суда не могут проходить в бóльшую часть примыкающей акватории.

О невозможности освоения примыкающих к Филиппинам в этом районе запасов нефтегазового сырья можно и вовсе не вспоминать. Эти запасы в бассейне Южно-Китайского моря оцениваются в пересчёте на нефть не менее чем в 300 млрд. тонн, в том числе промышленные – минимум в 240 млрд. тонн.

Море южное, не совсем китайское


Около 70% этих запасов находится в секторах Южно-Китайского моря, которые примыкают к побережью Вьетнама, Малайзии, Филиппин и Брунея. Остальная часть этих запасов – невдалеке от Тайваня и принадлежащего КНР острова Хайнань

Китай активно осваивает эти ресурсы с начала 2020-х гг., причем большинство китайских скважин расположены именно в спорных районах моря, отнюдь не внутреннего для КНР. Такая «добывающая» экспансия КНР, начиная с 2023 г. только расширяется – вопреки протестам соседних стран.

По имеющимся данным, к середине 2023 г. до 80% нефтегазового сырья, добытого в бассейне Южно-Китайского моря, приходится именно на китайские скважины в спорных районах. Как отмечают китайские СМИ, дальнейшее увеличение добычи в этом бассейне позволит Китаю сокращать зависимость страны от импорта нефти и газа.

По прогнозам, и не только китайским, доля нефтегазового сырья из этого «морского источника» к началу 2030-х гг. оценивается примерно в 25% от совокупного обеспечении внутрикитайского спроса на нефть и газ. Чтобы обосновать свои притязания, Китай 28 августа 2023 года даже опубликовал особую карту своей территории, обозначенную как официальная.


Приводимая нами карта включает, как впрочем, и более ранние, аналогичные ей карты - не менее 70% бассейна Южно-Китайского моря. В то же время, другие страны региона тоже претендуют на ту же часть бассейна, что оправдано уже самой географией расположения их побережий – в отличие от китайского побережья в том же бассейне.

Иные берега


Дело в том, что в колониальный и постколониальный периоды бывшие метрополии (США, Великобритания, Франция) и постколониальные государства так и не удосужились провести чёткие разграничения а этой акватории. В 1970-х гг. Тайвань и Южный Вьетнам предлагали странам региона региональное разграничение в этом бассейне, но без участия КНР.

Понятно, что без Пекина эти договоренности мало что бы значили, хотя Тайвань с Южным Вьетнамом смогли договориться друг с другом и с Филиппинами по принадлежности ряда участков Южно-китайского моря. Но в Пекине эти договоренности, естественно, не признают.

«Тайванские» же Договоренности Тайваня с Филиппинами по «своему» морю Пекин пока не нарушает, а это тем более нивелирует риск военного конфликта КНР с Тайванем. Дело в том, что Китай до 1949 года, как и Тайвань уже после 1949-го имеют одинаковые позиции по спорному бассейну.

Однако Тайвань традиционно выдвигал и выдвигает по поводу Южно-китайского моря только претензии, а не притязания, столь характерные для официального Пекина.

Впрочем, летом 2022-го в Южно-Китайском море Тайбэй проводил военные учения, что вызвало протесты со стороны Вьетнама и КНР, но не других соседних стран. Видимо, потому, что последние считают Тайбэй сдерживающим фактором для Пекина и в этом бассейне.

Ещё в конце марта нынешнего года Пекин предупредил Вашингтон о «серьезных последствиях» в связи с тем, что американский эсминец USS Milius проходил недалеко от Парасельских островов в северном секторе Южно-Китайского моря.

«Действия американских военных серьезно нарушили суверенитет и безопасность Китая, грубо нарушили международное право и стали неопровержимым доказательством того, что США преследуют навигационную гегемонию и милитаризацию Южно-Китайского моря», - заявил тогда представитель китайского минобороны Тань Кэфэй.

При том, что эти острова были захвачены Китаем у Южного Вьетнама ещё в 1974 году. В связи с этим не лишним будет напомнить, что еще в 2020-м Вьетнам выразил протест Китаю из-за его заявления о формировании двух островных уездов на тех же Парасельских островах и архипелаге Спратли (Наньша) в Южно-Китайском или Восточном, по-вьетнамски море.

Канал мечты


«Вьетнам решительно выступает против действий Китая и считает, что подобные решения не имеют законной силы. Такие шаги китайской стороны серьезно нарушают суверенитет Вьетнама, способствуют осложнению обстановки в Восточном море, в регионе и в мире в целом».

Такого рода послания периодически адресуют Пекину почти все страны региона, но китайская позиция в отношении ЮКМ и его ресурсов остаётся неизменной. Но стремление Пекина овладеть этим бассейна обусловлено и тем, что КНР издавна продвигает проект «своего» Панамского канала - судоходного канала примерно в 90 км через южно-таиландский перешеек Кра.


Не менее 70% объёмов финансирования этого проекта обеспечит Пекин. Ещё в 80-90-х гг. минувшего века существовал проект аналогичной артерии через сопредельную с этим перешейком северную Малайю, но активные протесты Куала-Лумпура против политики Пекина в Южно-Китайском море привели к отказу Пекина от этого варианта.

Уже создана совместная китайско-таиландская компания по строительству и эксплуатации этого канала, который более чем на треть сократит морской маршрут между Китаем и Юго-Восточной Азией, с одной стороны, и бассейном Индийского океана – с другой.

То есть, маршрут того же канала на выходе Сиамский залив почти сразу окажется в территориальных водах КНР, если Пекину удастся окончательно овладеть Южно-Китайским морем…

Автор:

Использованы фотографии: capitmuscas.com, portnews.ru, sevastopol.su

Мы в Мы в Яндекс Дзен